СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР

Перед ними лежал Танелорн.

Голубой город в голубой дымке, сливающийся с необъятным голубым небом.

Здания всевозможных оттенков голубого цвета сверкали и переливались.

Иссиня-черные башни и бледно-фиолетовые купола со шпилями подымались ввысь, словно гордясь своей красотой.

— Не может быть, чтобы здесь жили смертные, — прошептал Принц в Алой Мантии, замерев в восхищении, чувствуя себя ничтожной букашкой на фоне голубого великолепия.

— Ты прав, — угрюмо ответил вечный странник. — Такого Танелорна я еще не видел. В нем чувствуется нечто зловещее…

— Что ты имеешь в виду?

— Он прекрасен и удивителен, но непохож на настоящий. Быть может, это антипод Танелорна или Танелорн абсолютно чуждого нам мира…

— Я СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР тебя не понимаю. Насколько я помню, ты утверждал, что Танелорн существует во всех временах и в каждом из миров. Если вечный город кажется тебе несколько необычным, разве от этого он перестал быть Танелорном?

Джерри вздохнул.

— Я думал, назначение Танелорна, возвышающегося над Добром и над Злом, даровать покой Бессмертным Воинам и Героям. Теперь я вижу, что ошибался.

— Ты полагаешь, нам грозит опасность?

— Что ты считаешь опасным? Для одного человека знание опасно, другому же оно необходимо. Все зависит от того, кто этот человек. Ты на своем опыте мог убедиться, что в благополучии таится опасность, но ведь ты с радостью подвергаешь СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР себя опасности ради благополучия. Мы видим проблески истины, когда сталкиваемся с парадоксальными ситуациями, а следовательно — я мог бы понять это и раньше, — Танелорн — город парадоксов. Пойдем, Корум. Нам надо выяснить, почему мы оказались именно здесь.

Вадагский принц нахмурился.

— Хаос теснит Закон на десяти измерениях из пятнадцати. Гландит-а-Край готовится завоевать мой мир. Ралина исчезла. Нам нельзя ошибиться, Джерри. Мы слишком многим рискуем.

— Да. Всем.

— В таком случае, прежде чем войти в город, давай убедимся, что мы не стали жертвами чудовищного обмана. Вечный странник весело рассмеялся.

— Каким образом? Корум посмотрел на Джерри долгим взглядом, затем опустил глаза.

— Ты прав. Мы СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР пойдем в Танелорн:

Они пересекли лужайку, озаренную голубым светом, очутились на широкой улице, по обеим сторонам которой росли голубые цветы. Воздух источал неуловимо-нежные ароматы, тишина звенела.

И Корум упал на колени и заплакал, не в силах вымолвить ни слова, чувствуя, что он с радостью отдаст свою жизнь за эту необъяснимую красоту. А Джерри положил руку на плечо Принца в Алой Мантии и прошептал:

— Ты нашел свой Танелорн.

Корум чувствовал необычную легкость во всем теле. Он почему-то не сомневался, что теперь ему все по плечу: победить короля Мабельрода, уничтожить Облако Раздора, которое заставляло людей бессмысленно убивать СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР друг друга, отыскать Ралину, где бы она ни находилась.

Два друга шли вперед, каждую секунду ожидая встречи с жителями Танелорна, но улица оставалась пустынной. В конце ее виднелся большой голубой фонтан, рядом с которым стояла странная статуя. Глядя на нее, вадагский принц неожиданно подумал (хоть он и не смог бы объяснить, почему такая мысль пришла ему в голову), что всем его мытарствам пришел конец. Он ускорил шаг, и Джерри схватил его за руку.



— В Танелорне нельзя спешить, Корум. По мере их приближения контуры статуи становились все отчетливее.

На фоне воздушных строений вечного города она казалась довольно грубой и была не СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР голубой, а темно-зеленого цвета. Существо стояло на четырех ногах и обладало четырьмя руками (две из них были скрещены на груди, две висели по бокам). У него были большая голова и человеческое лицо с плоским носом и большим ртом. Губы кривились в усмешке. Левая кисть одной руки (судя по остальным — с шестью пальцами) отсутствовала. Глаза сверкали созвездьями драгоценных камней.

— Он смотрит на меня, — прошептал Корум, как зачарованный.

Тело статуи тоже было усыпано драгоценными камнями, сверкающими всеми цветами радуги в голубом свете. Вадагский принц шагнул вперед, увидел одну из скрещенных на груди рук и замер на месте. Только сейчас он СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР понял, кого видит перед собой, и кровь застыла у него в жилах, а сердце, казалось, чуть не выпрыгнуло из груди.

Губы статуи еще больше искривились в усмешке, руки, висевшие по бокам, медленно протянулись к Коруму.

А затем он услышал голос.

Голос этот был одновременно мелодичным и нежным, страстным и грубым, мягким и жестоким, ласковым и печальным. В нем сквозила ирония и чувствовались великий ум и великая мудрость.

— Ключ к моей свободе должен быть отдан добровольно.

Глаза из драгоценных камней сверкали и переливались; руки, скрещенные на груди, оставались неподвижными; четыре ноги были намертво прикованы к голубому пьедесталу.

Корум СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР не мог вымолвить ни слова. Он сейчас походил на статую больше, чем существо, перед ним стоявшее. Джерри вышел вперед.

— Ты — Кулл, — спокойно сказал щеголь.

— Я — Кулл.

— И Танелорн — твоя тюрьма?

— Он стал моей тюрьмой…

— … потому что только вечный город, безвременный город в состоянии пленить такое могущественное создание, как ты. Я понимаю.

— Но даже Танелорн не способен удержать меня, если я завершен.

Джерри поднял безжизненную левую руку Корума и дотронулся до шестипалой кисти, искусно вделанной в живую плоть.

— Забрав то, что тебе принадлежит, ты станешь завершенным?

— Это — ключ к моей свободе, но я не смогу воспользоваться" им, пока он не СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР будет отдан мне добровольно.

— Значит, мы, сами того не зная, были слепыми исполнителями твоей воли?

Силой мысли, которая не подвластна Танелорну, ты сначала объединил Троих в Одном, а потом завлек нас сюда? Мне следовало догадаться, что, кроме тебя и твоего брата, хоть вы и пленники, нет во вселенной никого, кто мог бы попрать все естественные законы, и основной из них: закон Космического Равновесия.

— Кулл и Ринн обладают такой силой, потому что они соблюдают только клятву верности, которую дали друг другу.

— Но вы ее нарушили и скрестили мечи. Ринн отсек тебе кисть руки, а ты выбил у него глаз. А затем…

— Он привел СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР меня в Танелорн, и я не могу уйти отсюда вот уже вечность…

— А какое наказание ты придумал ему?

— Я сказал, что он будет искать без сна и отдыха свой глаз и найдет его только отдельно от моей руки.

— А глаз и рука всегда находились в одном месте.

— Как и сейчас.

— Поэтому поиски Ринна оставались безуспешными.

— Ты знаешь многое, смертный.

— Не удивительно, — пробормотал Джерри, словно разговаривая сам с собой. К сожалению, я из тех смертных, что обречены на бессмертие.

— Ключ к моей свободе должен быть отдан добровольно, — повторил Кулл.

— Это тебя я видел в Огненных Землях? — внезапно спросил СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР Корум, обретая дар речи, но чувствуя слабость во всем теле. — И еще на холме у замка Эрорн?

— Ты не мог меня видеть. Но мое отражение не раз спасало тебе жизнь, а моя рука всегда убивала твоих врагов.

— Они не были моими врагами. — Корум с ненавистью уставился на шестипалую кисть. — Скажи, ты дал ей силу призывать мертвых мне на помощь? — Разве это сила? Обычный фокус. — Неужели твоя мысль так могущественна? — Она куда могущественней, чем ты думаешь. Но ключ к моей свободе должен быть отдан добровольно. Я не могу заставить тебя подчиниться моей воле, смертный. — А если я оставлю руку СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР у себя? — Тогда мне придется ждать еще вечность, пока не начнется очередное Слияние Миллиона Сфер. Разве ты не понимаешь, что сейчас происходит?

— Я понимаю, — спокойно ответил Джерри-а-Конель. — Когда люди свободно перемещаются по измерениям и видят проблески истины, в которой им однажды было отказано; когда три грани одной личности соединяются, а я вспоминаю все свои инкарнации, — это означает, что настал момент Слияния Миллиона Сфер — явления настолько редкого, что Боги рождаются и умирают, так и не дождавшись, когда оно произойдет. Исчезают старые законы, появляются новые. Меняется природа пространства-времени.

— Значит, Танелорн будет уничтожен? — в ужасе спросил Корум.

— Быть может, да СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР, — сказал Кулл. — Но это — единственное, в чем я не уверен. Ключ к моей свободе должен, быть отдан добровольно.

— Скажи, Джерри, кого я освобожу, если отдам руку? Вечный странник промолчал. Погруженный в свои думы, он рассеянно гладил кота, сидевшего у него за пазухой.

— Ты освободишь Кулла, — ответил пленник, прикованный к пьедесталу. — Мы с Ринном дорого заплатили за ошибку, сполна искупили свою вину.

— Что мне делать, Джерри?

— Я…

— Может, согласиться, но с условием, что он поможет нам победить Короля Мечей, отыскать Ралину, восстановить мир и спокойствие на наших измерениях?

Вечный странник промолчал.

И тогда Корум поднял голову и посмотрел Куллу в глаза.

— Ты СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР слышал мое условие. Если ты поклянешься мне помочь, я с радостью отдам тебе твою руку.

— Я клянусь.

— В таком случае я добровольно отдаю тебе ключ к свободе. Твоя рука, Потерянный Бог, не принесла мне ничего, кроме душевных мук. Возьми ее.

— Глупец! — вскричал Джерри. — Разве ты не слышал, что… — Голос его пресекся. А Коруму на мгновенье показалось, что он вновь лежит на доске пыток.

От нестерпимой боли, пронзившей руку и глаз, он закричал. Красная пелена тумана застлала его мозг; словно издалека донеслись до него слова Джерри, -… они соблюдают только клятву верности, которую дали друг другу!

— Я… — Корум дотронулся СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР до бельма на правом глазу, посмотрел на обрубок левой руки, -… опять… калека…

— А я завершен, — прозвучал странный голос Кулла. Потерянный Бог соскочил с пьедестала и с наслаждением потянулся. Драгоценные камни на его теле, так же, как глаз Ринна, который он держал в руке, вспыхнули разноцветными огнями, Завершен и свободен! Скоро, брат, мы вновь будем блуждать по необъятной вселенной, восхищаясь ее разнообразием, предаваясь радости и веселью! Кроме нас с тобой, нет не свете никого, кто познал бы истинное счастье! Я должен найти тебя, брат!

— Ты согласился на мое условие! — воскликнул Корум. — Ты поклялся помочь мне, Кулл!

— Смертный, я не выполняю ничьих условий СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР, не повинуюсь никаким законам, не соблюдаю клятв, кроме той, о которой ты уже слышал. Мне безразличны Закон, Хаос, Космическое Равновесие. Кулл и Ринн существуют только ради любви к существованию, и их не интересуют иллюзорные битвы невежественных людей и еще более невежественных богов. Да знаешь ли ты, что вы сильнее этих жалких созданий, порожденных вашими собственными страхами? Неужели ты до сих пор ничего не понял?

— Нет. Ты должен выполнить свое обещание.

— Сейчас я отправлюсь на поиски брата, подброшу ему глаз. Эн найдет его и тоже станет свободен.

— Кулл! Ты многим мне обязан!

— Обязан? С чего ты взял? Я СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР признаю одно обязательство: следовать нашим с Ринном желаниям.

— Если б не я, ты не обрел бы свободы.

— Если б не я, ты давно был бы мертв. Где твоя благодарность, смертный?

— Боги все время использовали меня в своих целях. Мне надоело быть пешкой в руках Хаоса, Закона, а теперь — Кулла. По крайней мере Повелители Закона признавали, что могущество к чему-то обязывает. А ты не лучше Повелителей Хаоса.

— Не правда! Мы с Ринном никому не причиняем вреда! Что за удовольствие вершить судьбы людей? Вы играете в глупые игры Закона и Хаоса, и вам нравится, что вас используют, потому что вы не желаете СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР отвечать за свои поступки сами и с радостью возлагаете всю ответственность за них на выдуманных вами богов. Выкинь из головы и Закон, и Хаос, и меня заодно. Тебе будет легче жить на свете.

— Тем не менее ты не можешь отрицать, что использовал меня в своих целях.

Кулл поднял руку, достал из воздуха копье со многими заостренными наконечниками, бросил его в небо. Затем он небрежно махнул рукой, и копье исчезло.

— Я пользуюсь самыми различными предметами, — например, оружием, — но у меня нет перед ними обязательств. А когда они перестают быть мне нужными, я о них забываю.

— Ты несправедлив.

— Несправедлив? — Кулл рассмеялся СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР. — Что такое справедливость?

Корум чуть было не бросился на Потерянного Бога, но Джерри удержал его и, обратившись к Куллу, спокойно спросил:

— Когда собака приносит тебе добычу, ты кидаешь ей кость? Если нет, она быстро тебя забудет.

Кулл резко повернулся на четырех ногах, и его глаза из драгоценных камней грозно сверкнули.

— Собак много.

— Я бессмертен, — сказал вечный странник. — И отныне я вменяю себе в обязанность предупреждать всех Богов, что выполнять поручения Кулла и Ринна бессмысленно.

— Обойдусь без собак.

— Ты в этом уверен? Даже Кулл не в силах предвидеть, что произойдет после Слияния Миллиона Сфер.

— Я могу убить тебя, смертный, который СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР бессмертный.

— Тогда ты уподобишься тем, кого презираешь. — В таком случае я помогу тебе, — Кулл откинул назад голову, усыпанную драгоценными камнями, и рассмеялся так громко, что задрожали купола и башни вечного Танелорна. -Думаю, это сэкономит мне время. — Ты сдержишь свое обещание?

— Какое, смертный? Я не поникаю, о чем ты говоришь Но я помогу тебе.

Внезапно Кулл сделал шаг вперед и, схватив Корума одной рукой, а Джерри другой, сунул двух друзей себе под мышки.

— Поехали! Сначала — в королевство Повелителя Мечей. Голубой Танелорн исчез; вокруг них, словно лава из вулкана, текло вещество Хаоса, и сквозь него Корум увидел Ралину. Она была СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР пять тысяч футов ростом.

Глава 4

КОРОЛЬ МЕЧЕЙ

Кулл отпустил их и уставился на гигантскую женщину.

— Обычный дворец, — пробормотал он. — Что ж, зайдем в гости. Не отставайте. — И он пошел впереди, ступая по серому веществу Хаоса, как по каменному полу.

Через несколько минут они увидели белые мраморные ступеньки, а наверху арку входа, расположенного между бедрами статуи. На удивление неуклюже перебирая четырьмя ногами, Кулл начал подниматься по лестнице, что-то напевая себе под нос.

Следуя за Потерянным Богом, Корум и Джерри прошли в дверь и очутились в большом, ярко освещенном зале. Казалось, здесь собрались все самые знатные рыцари Хаоса, и каждый из них СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР был вооружен и готов к битве. Существа одновременно уродливые и прекрасные со звериными мордами или очаровательными женскими личиками громко смеялись, глядя на незваных гостей.

Кулл, стоя на пороге, поклонился им и улыбнулся. Смех затих; придворные удивленно переглядывались, явно не понимая, кто с ними поздоровался. А затем ряды их разомкнулись и вперед вышли король Мабельрод и Ралина. В черной мантии, накинутой на голое тело, высокий, стройный, с прекрасной фигурой, Повелитель Мечей стоял перед ними в небрежной позе. Короля Мабельрода недаром называли Безликим: волнистые белокурые волосы обрамляли гладкую кожу его лица без малейших признаков черт.

— Я надеялся, что СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР вы придете, когда увидите мой дворец, сказал он, хотя у него не было губ, которые могли произносить слова. — Верность смертных друг другу вошла у нас в поговорку!

— В чем-то ты прав, — согласился Корум. — Ралина, любимая, тебе не причинили вреда?

— Со мной все в порядке, Корум, и моя ярость не дала мне сойти с ума.

Когда воздушный корабль потерпел крушение, я подумала, ты погиб, но потом поняла, что этого не может быть. Скажи, ты добился того, чего хотел? Впрочем, я сама вижу, что нет. И ты снова лишился руки и глаза. — Она говорила безжизненным тоном, в глазах ее застыло безнадежное СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР выражение.

Из груди Корума вырвалось приглушенное рыданье.

— Король Мечей дорого заплатит за каждую твою слезинку, Ралина, — сказал он.

Безликий Бог и придворные Хаоса громко расхохотались. Затем Мабельрод сделал неуловимое движение, и в его руке появился огромный золотой меч, сверкающий, как солнце.

— Я поклялся, — торжественно произнес Мабельрод, — что отомщу и за герцога Ариоха, и за королеву Ксиомбарг. Я поклялся, что не стану рисковать и подожду, пока ты сам ко мне не явишься. И когда рыцарь Тир был обманут тобой (Тир стыдливо опустил голову) и вступил в бой с нашим слугой, Гландитом, который заманил тебя в ловушку, ты чуть было не попался мне СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР в руки. Каким-то чудом ты и твой друг ускользнули от нас, но мы поймали женщину, и я использовал ее как приманку. Ожидания мои сбылись: я вижу тебя перед собою. А теперь я должен придумать тебе наказание. Для начала, думаю, я слегка расплавлю твою плоть и смешаю ее с плотью твоей любовницы, чтобы ты выглядел омерзительнее самого последнего из существ, которых презираешь. Поживешь так годик-другой, а затем я верну вам обоим первоначальные облики и заставлю любить и ненавидеть друг друга в одно и то же время. Надеюсь, ты уже испытал на себе это состояние и понимаешь, о чем СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР я говорю.

— Что за идиотское воображение у Повелителей Хаоса, сказал Кулл своим странным голосом. — Какими жалкими развлечениями они себя тешат) Какие глупые сны видят! — Он рассмеялся. — Право, я скорее назвал бы их недочеловеками, чем богами.

Наступила мертвая тишина. Рыцари Хаоса, как один, уставились на Потерянного Бога.

Мабельрод сжал эфес меча обеими руками. Тысячи теней, извиваясь в причудливом танце, поднимались от его лезвия, и Коруму показалось, что он различает среди них знакомые образы.

— Ты назвал великого Мабельрода жалким, тварь? Как смеешь ты издеваться над самым могущественным Повелителем Хаоса?

— Я не издеваюсь, а констатирую факт, причем очевидный. Я-Кулл СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР.Потерянный Бог небрежно вытянул руку и достал из воздуха несколько мечей со многими лезвиями.

— Кулл погиб! — выкрикнул Мабельрод. — Ринн погиб! Оба они погибли! Ты шарлатан! Твое фиглярство нас не развлекает.

— Я — Кулл.

— Кулл мертв.

— Я — Кулл.

Три рыцаря Хаоса выбежали из толпы придворных, занеся мечи высоко над головами.

— Убейте самозванца! — вскричал Мабельрод. — Он мешает мне насладиться местью!

Кулл позволил рыцарям несколько раз ударить себя по телу, усыпанному драгоценными камнями, затем неторопливо обезглавил их одного за другим.

— Я — Кулл, — сказал он, — Величие множественной вселенной принадлежит мне!

— Ни одно существо не может обладать таким могуществом! воскликнул Король Мечей. — Космическое Равновесие никогда этого не СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР допустит!

— Плевать я хотел на Космическое Равновесие. — Кулл повернулся к Коруму и Джерри и протянул вадагскому принцу глаз Ринна. — Я тут позабавлюсь немного, а ты тем временем возьми глаз моего брата и брось его в любое море твоего мира.

Прощай.

— А Гландит?

— Послушай, смертный, ты совсем обленился. Имей совесть.

— Но Ралина…

— Ах, да! — Рука Кулла вытянулась непомерным образом, раздвигая придворных в стороны, отпихнула Мабельрода и схватила Ралину. — Держи!

Ралина упала в объятия Корума и разрыдалась.

— Ко мне, верные мои рыцари! — завопил Мабельрод. — Приготовьтесь к сражению! Мы должны во что бы то ни стало защитить священное дело Хаоса!

— Боишься СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР ли ты хоть кого-нибудь, Безликий Король? спросил вечный странник.

Плечи Мабельрода поникли, золотое лезвие меча потускнело.

— Я боюсь Кулла, — прошептал он.

— И правильно делаешь. — Потерянный Бог одобрительно кивнул и нетерпеливо махнул рукой. — А сейчас прекратим глупую болтовню и предадимся прелестям битвы!

Дворец, сделанный по образу и подобию Ралины, растаял в воздухе. Рыцари в ужасе закричали. Мабельрод начал увеличиваться в размерах; его огромное безликое лицо заслонило черный горизонт.

Небо полыхало всеми цветами радуги. Послышались чавкающие, хлюпающие, каркающие звуки. К тому месту, где недавно стоял дворец, со всех сторон мчались летающие, ползающие, прыгающие создания Хаоса, которым, казалось, не было СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР числа.

Кулл дотронулся до Джерри пальцем, и вечный странник исчез.

Корум, глядя на огромное войско Мабельрода, задрожал.

— Даже ты, Кулл, не способен выстоять против всей мощи Хаоса, — хрипло сказал он. — Я сожалею, что поставил тебе невыполнимое условие и освобождаю тебя от клятвы.

— Я не давал тебе никакой клятвы. — Две руки похлопали Ралину и Корума по плечам. Вадагский принц почувствовал, как непреодолимая сила толкает его в бездонную пропасть, разверзшуюся сзади.

— Они уничтожат тебя, Кулл!

— Придется мне кое-что вспомнить. Давненько я не дрался! Краешком глаза Корум увидел, как кошмарные ревущие твари накинулись на Потерянного Бога.

— Нет… — Он попытался выхватить шпагу из ножен СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР и понял, что падает совсем как тогда, когда воздушный корабль потерпел крушение. Но на этот раз Принц в Алой Мантии крепко держал Ралину в своих объятиях. А потом он потерял сознание и очнулся, услышав ее голос:

— Корум! Корум! Мне больно!

Он открыл глаза, посмотрел по сторонам. На том месте, где они стояли, когда-то высился замок Мойдель, который Гландит-а-Край сжег дотла.

Начинался отлив, дамба постепенно выступала из воды.

— Смотри! — воскликнула Ралина, указывая рукой на лес. Побережье было усеяно трупами.

— Наш мир так и не излечился от безумия, — прошептал вадагский принц Они медленно спустились с горы. Внезапно СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР почувствовав, что все еще сжимает в кулаке глаз Ринна, Корум размахнулся и зашвырнул его в море.

— И слава богу, что я от него избавился, — пробормотал он.

Глава 5


documentaksrunx.html
documentakssbyf.html
documentakssjin.html
documentakssqsv.html
documentakssydd.html
Документ СЛИЯНИЕ МИЛЛИОНА СФЕР